ИНТЕРВЬЮ // Влад Плахотнюк: На правительство и ДПМ оказывалось давление как внутри страны, так и из-за её пределов, с целью вынудить вмешаться и способствовать тому, чтобы суд признал результаты выборов

26 Июня 2018


Влад Плахотнюк - о позиции ДПМ в связи с непризнанием выборов в Кишиневе
 

Г-н Плахотнюк, решение о непризнании результатов выборов в Кишиневе вызвало бурную реакцию. Прежде всего скажите, какова позиция ДПМ относительно того, как проходили эти выборы?

Как вы знаете, ДПМ сразу признала результаты выборов в Кишиневе, мы сделали заявление и поздравили государственные учреждения с успешной организацией выборов. Мы и сейчас считаем, что выборы прошли свободно и демократично. Действительно, во втором туре были нарушения со стороны обоих кандидатов, они сами частично признали их, но такого исхода никто не мог предугадать. Суды нескольких инстанций признали выборы недействительными. Это решение проанализируют, как и законодательство, на котором оно основано. Возможно, следствием этого прецедента станет внесение поправок в законодательство.

Но как вы оцениваете политический эффект решения о непризнании результатов выборов?

Это решение становится опасным прецедентом для всех партий, в том числе и для ДПМ. Мы не исключаем того факта, что на парламентских выборах можем оказаться в аналогичной ситуации, после того, как некоторые люди оспорят результаты в определенных избирательных округах и найдут различные лазейки в законе, которые позволят аннулировать мандаты. Поэтому мы попросили наших юристов начать анализ как законов, на которые сослался суд в своем решении, так и избирательного законодательства в целом. Это позволит понять где можно найти иные лазейки, чтобы использовать закон для непризнания итогов выборов, независимо от партии или кандидата, а также понять, как эти лазейки можно нивелировать. Необходимо провести серьезные дискуссии о том, что произошло не только во втором, но и в первом туре выборов в Кишиневе. Были нарушения избирательного законодательства, которые являются опасным прецедентом для будущих выборов, даже если бы они и не привели к непризнанию итогов выборов. Это также нужно проанализировать. Поэтому я попрошу коллег из фракции ДПМ в парламенте создать комиссию для анализа нарушений, допущенных кандидатами на выборах в Кишиневе, а затем представить выводы, которые конкретизируют избирательное законодательство, чтобы подобные ситуации не повторялись. Пример - вовлечение иностранных граждан в выборы в Молдове. Закон попросту растоптали те, кто предложил нам его инициировать. Что мы будем делать на парламентских выборах теперь, после созданного ими прецедента? Будем ли мы смотреть на социалистов, марширующих по Кишиневу с портретами лидеров Российской Федерации? К сожалению, из-за этих нарушений мы имеем очень опасный прецедент для выборов, которые пройдут осенью. И нам придется прояснить эту ситуацию. Странно, что наказали за агитацию, но не получил надлежащей оценки более серьезный, по моему мнению, факт - нарушение закона о вовлечении иностранных политиков в выборы.

Каким образом ДПМ и правительство справятся с этой сложной ситуацией, вызванной непризнанием результатов выборов?

Что касается управления ситуацией. Хотел бы отметить то, как некоторые потребовали, чтобы правительство или Демократическая партия вмешались в решение этой проблемы. Помимо публичных заявлений, мы получили прямые запросы или предложения, в том числе от политиков или официальных лиц из-за пределов страны. В частности, это произошло накануне вынесения решения Апелляционным судом. Были голоса, которые потребовали вмешательства ДПМ и правительства для того, чтобы решение было в пользу подтверждения результатов выборов. Совершенно неприемлемо просить правительство или политическую партию сделать это.

Как они хотели, чтобы вы вмешались?

Я потребовал от всех тех, кто просил об участии в этом деле, очень четко сказать, как они видят данное вмешательство. Что должно делать правительство? Переступить через судей и заставить их принять требуемое решение? Что делать ДПМ? Переступить через пять судейских коллегий и потребовать, чтобы они составили другое решение? Как можно было такое требовать? Ясное дело, никто не мог четко ответить, чего же от нас хотят. Нам лишь сказали, что они ожидают решения о признании итогов выборов. В этих условиях, интересно, в чем был смысл этого давления на правительство или ДПМ? О какой консолидации правового и европейского государства мы говорим, если зашла речь идет о таких подходах? ДПМ - единственная партия, которая действительно пострадает от признания выборов в Кишиневе недействительными, даже если ответственность за изменение решения не лежит на ДПМ. И тогда возникает естественный вопрос: кому выгодна эта ситуация? В последнее время некоторые лидеры общественного мнения говорили, что ДПМ должна решить эту ситуацию либо вмешавшись, либо нет. Я наблюдал за ситуацией, чтобы понять, как следовало бы поступить. Как вы видите, на этом этапе у нас больше вопросов, чем ответов. Но придет время, и мы во всем разберемся и поймем, кому эта ситуация по-настоящему выгодна.

Звучат голоса, которые говорят, что признание выборов недействительными может привести к прекращению иностранного финансирования. Готово ли правительство справиться с такой ситуацией?

Такой сценарий мне трудно представить. Он не отвечает какой-либо логике и реальности. Серьезно то, что в эти дни также появились угрозы, попахивающие шантажом, особенно в отношении правительства, о том, что, если вышестоящие суды не примут другое решение, Молдова останется без внешнего финансирования. Вот это уже недопустимо. Я считаю, что те, кто высказывает такие угрозы в адрес нашей страны, независимо от того являются они нашими или иностранными политиками, должны понимать возможные последствия их действий против государства. Недопустимо, чтобы кто-то наказал всю страну из-за одного решения суда, несмотря на то, что правительство не обладает полномочиями, позволяющими вмешаться в подобной ситуации. Однако, если есть желание таким некорректным образом обострить ситуацию, то это станет подтверждением того, что за данным решением могут стоять другие интересы и мы должны будем решительно вмешаться, приняв решения, которые расставят все по своим местам.

Пострадает ли бюджет страны, если прекратится или будет приостановлено какое-либо внешнее финансирование?

Вы хорошо знаете, что речь идет не о больших суммах, которые правительство должно получить извне в этом году. В связи с тем, что этот год предвыборный, мы предусмотрели возможность отложить или отменить получение этих денег, потому что мы все понимаем определенные политические движения и возможные интересы. И это не связано с тем, что результаты выборов в Кишиневе не были признаны. С начала года мы нашли альтернативные решения для этого финансирования. Поэтому нет никаких сомнений в том, что граждане Молдовы не пострадают в финансовом плане от таких решений. Все текущие проекты будут завершены. Но Республика Молдова пострадает из-за величайшей несправедливости, правительство несправедливо накажут, потому что оно не вмешалось в правосудие, чтобы изменить решение о признании выборов в Кишиневе. Возможно, это прозвучит странно, но такова реальность. Правительство полностью выполнило все обязательства, согласованные с европейскими партнерами. Следовательно, подобное решение можно толковать только с точки зрения вот такого крайне несправедливого вывода. Однако, мы готовы к любому решению. Правительство готово заплатить эту политическую цену. Мы считаем, что она ниже той, что мы заплатили бы, если бы восприняли подстрекательство к давлению на юстицию. Тем не менее, мы надеемся, что сейчас никто не заинтересован в опасном обострении ситуации в Молдове при помощи неправильных решений с непредсказуемыми последствиями. Это только усложнит ситуацию.

Все-таки это беспрецедентный для Молдовы случай. Неужели не естественна и такая реакция?

Ситуации, в которых суды выносили решения в ходе выборов или предвыборной кампании, были и раньше. В 2014 году было решение суда касательно Ренато Усатого, когда его исключили из предвыборной гонки за несколько дней до выборов. Почему тогда не было протестов? Почему не прекратили финансирование Молдовы? Почему руководители проевропейской оппозиции не стали критиковать это решение суда? Или, получается, мы оцениваем судебные решения исходя из геополитического или личного интереса? Нет большой разницы между тогдашним судебным решением и нынешним, оба являются спорными и сомнительными. Разница в том, что тогда правая оппозиция сидела дома и наслаждалась удалением из гонки Усатого, ведь он не был из их партии. Они посчитали, что суд принял верное решение. Вот как у нас применяют двойные стандарты. Где тогда была Майя Санду? Она была министром от ЛДПМ, партии, которая ведала правосудием. То есть, она посчитала, что судьи хорошо поработали, удалив из гонки кандидата всего за несколько дней до выборов. Ведь не могла она критиковать партию.

Я хочу пояснить здесь, что я последний человек, который стал бы оправдывать Усатого или защищать его от тогдашнего решения суда: вы прекрасно знаете как он вел себя по отношению к ДПМ. Я также хочу подчеркнуть сомнительные способы проявить себя, которыми пользуются про-европейская оппозиция и их сторонники за рубежом, совершенно недопустимые способы, где часто в отношении Молдовы применяют двойные стандарты.

Но каков выход из этой ситуации?

Мне кажется, что выход из такой ситуации не так прост и за день – два его не найти. Во-первых, нам необходимо в полной мере понять, на чем основаны решения, выяснить, какие у нас недостатки в законодательстве, решить, какие меры необходимо принять, чтобы не оказаться в подобных ситуациях на предстоящих выборах. Мы считаем, что ситуацию не нужно обострять, если мы не хотим получить еще больших сюрпризов в стране. Потому что я уверен, что некоторые внимательно следят за Молдовой и ждут искры, которая вызовет хаос в стране. И если в проевропейской оппозиции считают, что этот хаос будет в их пользу, то они ошибаются. Никто не собирается делать им такие подарки. Те, кто мог бы воспользоваться этим хаосом, я уверен, не являются сторонниками европейского пути страны.

Что вы думаете о протестах, которые проходят в эти дни? Там выступают и против ДПМ, вас, правительства.

Люди имеют право свободно протестовать, когда они недовольны. Однако, важно, чтобы им действительно дали возможность свободно выражать свои мысли и недовольство. Важно, чтобы ими не манипулировали. Я понимаю, почему организаторы переадресуют послание протеста правительству или ДПМ - это год выборов, и это их метод проведения предвыборной кампании: отвлекать внимание от вопроса о настоящей причине признания выборов недействительными. Но, как и в случае с предыдущими протестами, люди в конечном итоге поймут каковы намерения организаторов. Вы ведь помните, что из прошлых протестов появилась партия, и, как оказалось, это и была цель организаторов протестов.

На этот раз, кажется, что люди вовлечены в действие, цель которого - парламентские выборы, а эти протесты стали формой начала кампании для трехстороннего политического блока ППДП - ПДС - ЛДПМ.

Но даже в этих условиях считаю, что важно обеспечить все условия, чтобы протесты проходили свободно, а учреждения выполняли свой долг и способствовали проведению этих действий в надлежащих и безопасных условиях.


Оригинал статьи здесь