Эксклюзивное интервью о протестах и изменениях в некоторых государственных учреждениях!

15 Сентября 2015 Tribuna

T: Почему Вы так поздно согласились дать интервью на тему протестов? Прошло уже больше недели с момента их начала.
В.П.: Я надеюсь, мы будем обсуждать не только протесты, Вы предложили мне обсудить и другие темы, которые, несомненно, так же важны.

Относительно протестов: Еще с самого начала протестов я высказал свою точку зрения по поводу главного требования протестующих, правильнее сказать, относительно главной цели, объявленной ими, то есть, досрочных парламентских выборов. Не хочу повторять то, что я сказал тогда, вопрос досрочных выборов очень серьезный, и его нельзя использовать в качестве инструмента шантажа или способа, с помощью которого определенная группа людей хочет прийти к власти. Я не имею в виду протестующих или всех представителей Платформы «ДА», а лишь нескольких индивидуумов, которые попытались, воспользовавшись некоторым недовольством граждан, создать собственную партию и с ее помощью свергнуть действующее правительство, чтобы взять власть в свои руки. Я не вижу проблему в том, что они создают свою партию, я считаю нормальным появление новых партий, но эти партии следует создавать на основе честной политической платформы, а не посредством использования людских эмоций и манипулирования. Некорректно выводить людей на площадь, говоря им неоднократно, что они участвуют в демонстрациях от имени гражданского движения, чтобы впоследствии люди поняли, что их ввели в заблуждение, и более того, что они участвовали в создании новой политической партии. По моему мнению, представители Платформы «ДА» сделали большую ошибку, когда объявили о создании политической партии, поскольку самостоятельно изменили всю суть протестов. Это ставит нас в ситуацию, когда мы должны вести с ними переговоры уже как с политиками, как с представителями инициативной группы по созданию политической партии, как с будущими электоральными конкурентами, что разительно отличается от переговоров с представителями гражданского общества. Они теряют свою легитимность в качестве представителей гражданского общества и становятся инициаторами политического проекта, который ввязывается в борьбу за голоса избирателей, а граждане, в свою очередь, будут выбирать, в какой мере они хотят, чтобы их интересы представляла новоиспеченная партия, или будут искать других представителей в гражданском обществе. Они ввели в заблуждение как протестующих, так и власти.
 
T: Но помимо интересов определенной группы, которая стоит за спиной протестующих, граждане сталкиваются с реальными проблемами, которые необходимо решить. В том числе необходимо решить проблему похищенного миллиарда из Банка де Экономий (BEM).
В.П.: Согласен, именно поэтому необходимо четко отделить требования определенной сомнительной группировки от интересов и требований граждан. Когда я говорю: «сомнительная группировка», я имею в виду некоторых лиц из Платформы «ДА», а не всех ее представителей и, тем более, рядовых участников протестов. В обществе накопилось реальное недовольство в связи с тем, как функционируют некоторые государственные учреждения, в том числе и относительно того, как могло быть осуществлено хищение в Банка де Экономий. Некоторым кажется, что все удастся решить простой отставкой руководителей определенных учреждений. Это, по меньшей мере, наивно и говорит о незнании методов работы молдавских учреждений. Мы сталкиваемся с реальными системными проблемами: необходимо кардинально реформировать учреждения, а не менять одного руководителя на другого, этого недостаточно. Завтра мы можем поменять всех руководителей. И что мы будем делать дальше? Мы уже меняли несколько раз в этом году глав некоторых учреждений. Я допускаю, что мы провалили амбициозный план по реформированию системы, но это не означает, что следует жаловаться, необходимо начать с самого начала, проанализировать, что именно не получилось и что следует делать в дальнейшем.
 
T: По каким причинам про-европейское правительство провалило внедрение реформ?
В.П.: Я считаю, что причин много, начиная с постоянного политического кризиса, в котором мы находились, политических войн, нескончаемых выборов, а также по причине нашей неспособности следовать определенному четкому плану. Правда состоит в том, что не так уж и легко быть свободным, необходимо знать, как следует себя вести в демократическом обществе, ведь все мы родом из несколько другого прошлого, и нам следует брать уроки демократии на ходу. Но вот скорость, с которой мы должны учиться, должна быть больше. В Молдове всегда было трудно работать в политических альянсах, и только допустив множество ошибок, мы постепенно научились лучше действовать в этом политическом формате, и различия между первым альянсом и сегодняшним в плане сотрудничества очевидны.
 
T: Может быть, следует уйти и уступить место другим, если вы так медленно движетесь, не так ли?
В.П.: Согласен, сменяемость власти свойственна демократии. И кто должен прийти?
T: Не знаю, пусть решит народ.
В.П.: Можете проанализировать парламентские партии и произвести простые расчеты, и картина сразу же прояснится. Естественно, альтернативой является приход к власти левых сил, если учитывать расстановку сил в Парламенте. Но разве нынешние левые партии представляют реальные интересы граждан, а именно, их про-европейские устремления? Если граждане захотят прихода к власти левых сил, и эти партии получат большинство голосов избирателей, то нам останется лишь согласиться с выбором граждан и предоставить им право управлять страной.
T: Разве это не шантаж?
В.П.: Нет, давайте смотреть проще. Долгое время спекулировалось, что Плахотнюк представляет российские интересы, что он против Европы и много еще чего. С 2009 года по 2015 прошло шесть лет, в течение которых многие все ждали, что сбудутся их опасения по поводу моего намерения свернуть Молдову с европейского пути развития. Вы помните, сколько было кампаний в прессе, что, якобы, я заблокирую подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, что я создам альянс с левыми партиями, почти в каждой избирательной кампании муссировалась одна и та же тема. Сегодня у нас в активе подписанное Соглашение об ассоциации с ЕС, у нас безвизовый режим со странами ЕС, мы не свернули с европейского пути развития, нашли способ избрать президента и выйти наконец из затянувшегося политического кризиса. Говорю это не для того, чтобы присвоить себе все лавры, а чтобы показать насколько смешными были все те кампании по манипуляции общественным мнением со стороны тех, кто, внимание (!), сегодня стоит за спиной протестующих. Я остался верен своему убеждению, что Молдова должна следовать и дальше по европейскому пути развития, который является самым быстрым способом модернизации страны. Я и сейчас предупредил, что досрочные выборы очень рискованны для Молдовы, но также четко я заявил, что не буду противиться их проведению. Если большинство граждан хочет досрочных выборов, то пусть будут выборы, я поддержу их. Однако те, кто манипулирует людьми, чтобы они требовали проведения досрочных выборов любой ценой, должны подготовиться к тому, чтобы взять на себя ответственность за возможные риски. Ведь нельзя вновь организовать досрочные выборы всего через несколько месяцев после того, как уже прошли две избирательные кампании, и не брать на себя ответственность за возможные последствия. И это не шантаж. Никто не сможет с точностью сказать, каков будет результат этих досрочных парламентских выборов, но существуют сценарии, которые очень легко представить, и сигнал, который я бы хотел подать, заключается в том, что эти сценарии могут иметь результат, который станет не самой лучшей альтернативой действующему правительству. Мы все видели, как они начали метаться, то хотят отправить в отставку глав многих учреждений, в компетенцию которых входит проведение выборов, то хотят, чтобы досрочные выборы организовывали они, видно, что они запутались даже в своем основном требовании.


И это происходит потому, что они понимают – проблема не в главе ЦИКа, а в реальной ситуации на политической сцене. Они пытаются выйти из этой путаницы, используя невнятные объяснения. Когда я сказал, что согласен с проведением досрочных выборов, я высказал свое мнение, которого придерживаюсь до сих пор. Я разъяснил очень четко и контекст, в котором они могут состояться, потому что считаю правильным, чтобы люди знали правду и решали самостоятельно, а не под воздействием манипуляций, а после выборов, чтобы они могли спросить себя, почему в итоге получилось совсем не то, что им обещали.
 
T: Понимаю, что в настоящий момент досрочные выборы не являются решением для Молдовы, но какие-то изменения все же должны произойти, учреждения необходимо деполитизировать, необходимо реально бороться с коррупцией.
В.П.: Изменения должны произойти, но изменения содержательные. Я не вижу проблемы в том, чтобы поменять глав определенных учреждений, если они не исполняют свои обязанности, но считаю, что у нас должны быть более содержательные планы для каждого учреждения в отдельности, предусматривающие их радикальное реформирование, а не замену одного руководителя на другого, этого недостаточно. Если некоторые учреждения не работают как следует, это наша общая ошибка, всех партий, которые были у власти, в том числе и до 2009 года, а не только руководителей этих учреждений. В этом случае мы первые должны уйти. Наша устаревшая система может легко проглотить любого руководителя, и только отставками мы ничего не решим. Если обратить на внимание на способ реформирования государственных учреждений в Румынии, то можно заметить, что это был системный подход к реформам. Румынские коллеги мне говорили, что у них тоже сначала пытались многократно решить вопрос отставками руководителей, но это не действовало, пока не были осуществлены глубокие системные преобразования, с привлечением новых людей. Пришла молодежь, которая не была заражена устаревшей системой.
 
T: Можно ли осуществить подобное и в Молдове?
В.П.: Если будет политическая воля, то можно, но нам следует подходить комплексно к этой проблеме, а не только, чтобы какая-нибудь партия требовала изменений в учреждении, где нет ее представителей, и другая партия также, и так далее. Нам следует инициировать реформирование всей системы, а не выборочно, иначе все будет снова заблокировано, и мы погрязнем в политических войнах. Нам также следует отказаться от популистского подхода, когда одни публично говорят об отставке главы НБМ и в то же время обсуждают этот вопрос с МВФ, который советует не делать в настоящее время необдуманных изменений в НБМ, но об этом никто уже не говорит публично. Насколько я знаю, МВФ может удовлетворить ходатайство председателя Парламента о проведении оценки деятельности руководства НБМ, что, по моему мнению, очень важно. Подобная проверка позволит нам принять правильное решение по отношению к НБМ и получить легальные рычаги для дальнейших действий. Также в ближайшем будущем у нас будут результаты внешней проверки деятельности Центра по борьбе с коррупцией и того, как центр расследовал ситуацию в БЕМ, что опять же нам позволит сделать выводы о деятельности этого учреждения. В настоящее время не исключен ни один вариант. Мы будем производить соответствующие изменения там, где это необходимо, не руководствуясь субъективными политическими решениями, а на основании независимых проверок. Посмотрим, как пройдут проверки и в других важных учреждениях, в том числе находящихся в подчинении Правительства, где есть серьезные контролирующие органы, напрямую влияющие на бизнес среду и доходы граждан. Важно, чтобы эти проверки были осуществлены за короткий период, чтобы мы могли принять соответствующие решения, основываясь не только на предположениях относительно того, что происходит в тех или иных учреждениях, а на реальном состоянии дел, чтобы проводить изменения именно там, где существуют реальные проблемы.
 
T: С какими требованиями протестующих Вы согласны, а с какими нет?
В.П.: Я согласен со всем, что относится к реформированию учреждений, даже с вариантом некоторых отставок, после того, как будут проведены соответствующие проверки, и мы найдем способы, позволяющие не ограничиваться простыми отставками, а начать проведение конкретных реформ. Уволить глав нескольких учреждений лишь для того, чтобы успокоить протестующих, очень легко, но это было бы обманом, а через несколько месяцев нам опять бы пришлось отправлять в отставку уже новых руководителей.

Считаю несвоевременным требование о проведении досрочных парламентских выборов, рискованным и безответственным в настоящий момент, но я поддержу это требование, если будет четкий сигнал, что это желание большинства граждан, а не какой-либо группы, ведь именно это и есть демократия.


Не поддерживаю требование об отставке президента Тимофти, оно нелогично, тем более что через несколько месяцев истекает его мандат, и мы теперь должны принять решение о том, каким образом избирать нового главу государства и вновь не скатиться в глубокий политический кризис, как этого бы хотелось некоторым авантюристам. Президент Тимофти сыграл важную роль в завершении того длительного политического кризиса, с которым нам пришлось столкнуться, и исполнял свои полномочия юридически корректно и политически взвешенно.


В целом я поддерживаю предложение избирать главу государства прямым голосованием, но считаю, что до весны физически не удастся провести референдум, а затем и выборы, чтобы они соответствовали всем необходимым электоральным требованиям. Это тема, к которой нам следует впоследствии вернуться, но сейчас нам следует решить очень сложный вопрос, тем более, что у нас в запасе всего несколько месяцев, за которые мы должны найти способ избрать президента и не скатиться в новый политический кризис.

Не поддерживаю требование об отставки Правительства. Наоборот, Правительство необходимо укрепить и поддержать, чтобы оно могло успешно работать. Столько времени, сколько у нас не было Правительства, все говорили, что мы держим страну в кризисе, как только мы избрали Правительство, сразу же потребовали его отставки. Это очень опасный подход, тем более, что те, кто требуют отставки, намерены захватить эти учреждения, и это желание они даже не скрывают.


С другой стороны, я считаю, что протесты оказывают давление на власть и на нас – политический класс, а это хорошо до тех пор, пока протест является искренним и не контролируется определенными группировками. Поэтому людям необходимо предоставить возможность протестовать, чтобы они могли делать это свободно, без препятствий со стороны учреждений, и так, чтобы сомнительные группировки не могли извратить реальный смысл протестов.
 
T: И какой протест у нас сейчас?
В.П.: Смешанный. Есть люди, которые искренне протестуют, которые ждут изменений, и их не следует игнорировать. Есть также и несколько сомнительных личностей, которые используют людей и их недовольство, чтобы развязать нелепую войну, чтобы создать новую партию, чтобы ввергнуть Молдову в глубокий кризис, потому что это единственный способ для них удержаться в центре внимания и не исчезнуть окончательно после того, как они потерпели фиаско с другими столь известными политическими проектами. Эти индивидуумы говорят об олигархах, коррупции, ворах, но за их спиной грязные деньги, олигархи и люди, которые сколотили свое состояние на воровстве и коррупции, в том числе и на кражах из БЕМ. Это спекулянты, цинично использующие проблемы, имеющиеся в нашей стране.


Помимо того, что делают эти индивидуумы, существуют и граждане, у которых есть реальные причины выражать недовольство и именно на них следует обратить наше внимание, с ними необходимо общаться, ведь часть них голосовали за правящие партии.


Хочу, чтоб было предельно ясно: те, о которых я говорил чуть выше, что используют беды людей, являются незначительной группой граждан, и мои определения относятся непосредственно к этой группе, а не к людям, протестующим против реальных проблем.
 
T: Этот протест поддерживают также и представители гражданского общества, не только эта группа.
В.П.: Да, это так. Поэтому я и говорю, что следует уделить надлежащее внимание протестам. Рискуя вызвать вал критики, я скажу, что в гражданском обществе, как и в политике, есть личности, которые не имеют никакого отношения к представлению интересов людей. Это индивиды, которые пользуются доверием и силой гражданского общества для продвижения личных интересов. У некоторых из них есть достаточно средств, и им очень легко извратить смысл манифестации, честно начатой представителями гражданского общества. Все же я хотел бы отметить, что гражданское общество в Молдове сплоченное, и его голос очень силен, а в скором времени, я уверен, оно сможет улучшить свои механизмы защиты от оппортунистов. В политике также существует подобная проблема, на более высоком уровне и, к сожалению, с более тяжкими последствиями. Мы пока не нашли способа по реформированию политического класса и, за немногими исключениями, я полагаю, что его не очень-то и искали.
 
T: Что ждет Молдову в будущем?
В.П.: Мы должны как можно скорее завершить переговоры с МВФ, подробно разъяснить, что же на самом дел произошло в БЭМ, предложить способы возврата денег и привлечения к ответственности виновных. В то же время мы должны запустить ускоренный процесс реформирования учреждений. Для этого нам необходимо иметь общий план действий на уровне Правительство - Парламент, для реализации которого мы должны ходатайствовать о поддержке партнеров по развитию. Мы, в свою очередь, должны поддержать Правительство и другие государственные учреждения, а не бездумно их разрушать, не имея четкого плана по их реконструкции.

Может быть, некоторые и заинтересованы в их разрушении, чтобы сделать их слабыми и беззащитными. Но это уже другая тема, которая даже если и не обсуждается публично, все равно ее не следует упускать из виду.
 
T: Каковы шансы узнать, что же все-таки произошло в БЭМ??
В.П.: Я считаю, шансы очень велики, если дать возможность соответствующим учреждениям спокойно работать и воспользоваться помощью зарубежных специалистов.
 
T: Когда Вы дадите интервью следующий раз?
В.П.: Даже если Вы спросили в шутку, я все равно отвечу очень серьезно. Я не очень люблю давать интервью, не люблю говорить лишь потому, что некоторые хотят услышать мое мнение. Я соглашаюсь на интервью тогда, когда мне есть что сказать. Не следует делать из меня политика-звезду, существует достаточно желающих блистать в свете софитов, им это нравится, а мне - нет. Понимаю, что это один из моих недостатков, как политика. Я не часто общаюсь и таким образом даю возможность другим поливать меня грязью. Думаю, это происходит и потому, что я не стремлюсь любой ценой хорошо выглядеть на публике, не ищу признания за счет банального политиканства, я хочу, чтобы меня оценивали по заслугам. Но даже к этому я не особо стремлюсь. Добиваться признания – это не самоцель. У меня есть другие хорошие внутренние механизмы для повышения собственной мотивации.
 
T: Почему Вы ушли из Парламента? Это до сих пор остается загадкой.
В.П.: Потому, что знаю, что иногда следует сделать несколько шагов назад или в сторону, в зависимости от обстоятельств, во имя новых приоритетов или других имеющихся планов.
 
T: Вы могли бы уйти из политики в ближайшее время?
В.П.: В любое время. Я готов принимать быстрые решения, когда не вижу смысла в определенной деятельности. Мое преимущество заключается в том, чтобы не связывать себя с должностями, иммунитетом или другими привилегиями. Свои решения я принимаю на базе основательных оценок, а не опираясь на эмоции или реагируя на кампании, которые проводят некоторые, чтобы очернить меня. За эти годы они потратили миллионы, чтобы очернить меня и ДПМ, могли бы сделать что-нибудь полезное на эти деньги, хотя бы заплатили налоги в Молдове, и то пошло бы на пользу.
 
T: Протест привлек Ваше внимание и внимание властей?
В.П.: Конечно, он произвел определенный эффект, особенно в плане мобилизации, люди подали нам очень четкие сигналы, к которым мы обязаны прислушаться. Я имею в виду реальные и обоснованные претензии протестующих, а не той группы, которая попыталась извратить реальный смысл акции протеста.
 
T: Считаете, что этим интервью Вам удастся снять напряжение в обществе?
В.П.: Нет, было бы очень просто, если бы один политик смог решить такие проблемы. Я не ставил перед собой такой цели. Считаю, что недовольство людей будет спадать одновременно с осуществлением конкретных действий по решению поднятых ими проблем. Этим интервью я скорее дал козыри в руки кукловодам, стоящим за спиной протеста, но этот риск я беру на себя, и очень интересно посмотреть, какова же будет их реакция на мои слова. Я задал им работу.
 
T:  Спасибо Вам за интервью. Нам проще, мы опубликуем все, что Вы сказали, и пусть наши читатели дадут оценку Вашим словам.